Кисловодск

Ландшафты Кисловодска (Эльбрус, как предчувствие)

 

            Ландшафты определяют многое, почти всё. Не ощущая всем своим существом ландшафтов Пушкинских Гор, невозможно понять творчество человека по имени Александр Сергеевич Пушкин, судьбу и сущность нашей страны, обнаружить тот перекрёсток, на котором встречаются судьбы громадной России и личные судьбы её граждан, «простых» людей из плоти и крови. Слёзы, пот, тела и души этих людей творят историю страны. Больше этим никто не занимается.

            Ландшафты Михайловского, Петровского и Тригорского насыщены всеми красками жизни, здесь всего с избытком, достаточным для роскошных проявлений жизни во всём – воде, деревьях, траве, птицах. Благодать прописана в этих местах рукой Творца, потому и проявился тут гений русской культуры. Ландшафты бережно сохранены работниками заповедника, прежде всего усилиями первого директора и основателя заповедника Семёна Степановича Гейченко, исключительно талантливого музейщика и великого гражданина. Возможно, это самая трудная работа в этом мире – сохранить ландшафт.

            Ландшафтов в России такое многообразие, какого нет ни в одной стране мира. Это наше достояние, богатство и тяжёлое бремя заботы и ответственности. По сугубо объективным соображениям, без мистических экзальтаций и псевдопатриотической демагогии.

            Есть у нас в стране и уникальная территория, на которой сочетание естественного и рукотворного ландшафтов определили и продолжают определять вектор национальной культуры, его смысловое наполнение и совершенство формы. Речь идёт о ландшафтах Кисловодска и прилегающих территорий.

            Эти ландшафты вдохновляли практически все значимые фигуры русской культуры на протяжении последних двух столетий. Загадок у Кавказа множество, большинство из них не разгадано до сих пор. Угроза этих тайн продолжает висеть над нами мрачной тенью непрошенной немезиды.

            Системным ядром ландшафта является Эльбрус. Последние исследования вулканологов заставляют со всей определённостью считать этот вулкан действующим. Расчётные оценки показывают, что если он начнёт работать по прямому назначению, то это изменит не только Кавказ. Его как бы нет, но он есть, определяет и организует пространство своим бытием, биосферу, климатические характеристики, ментальность многих поколений людей живущих на этой земле, приезжающих сюда на отдых и лечение со всех концов России. Эльбрус это источник мощи и благодати, угроза и коварная неопределённость снежных лавин, кратер, где начинается таинственный путь к чреву планеты Земля. Отдыхающие на курорте мужчины обнаруживают в этих вершинах сходство с женской грудью, женщин притягивает естественная мощь и сила, которая является опорой и надеждой, смыслом бытия (по некоторым традиционным представлениям, бытующим в Отечестве до сих пор).

            Здесь создали свои лучшие поэтические произведения Александр Пушкин и Михаил Лермонтов, пел для людей Фёдор Шаляпин, прославивший Россию в мире, как мало кто смог до него и после. Фёдор Иванович не изменил долгу  великого артиста и гражданина, не вернулся в своё любимое Отечество ради мирских благ и искушений, вопреки собственным представлениям о свободе и справедливости. Многие поколения русских людей воспитаны этим ландшафтом в чести и достоинстве граждан великой страны и культуры. Очень любил Кисловодск Сергей Королёв, здесь покоится прах пионера космонавтики Фридриха Цандера.

            Чем объяснить притягательность таких мест? Точного ответа на вопрос мы не получим. Наука не располагает надёжным инструментом познания столь сложных процессов, а доказательность религиозных конструкций не убеждает всех вопрошающих. Вопросы без ответов умаляют достоинство человека и потому мы должны продвигаться вперёд.

            Ландшафты Кисловодска имеют принципиальную особенность, отличающую их от многих иных. Роскошные насаждения парка созданы человеком, многие десятилетия люди конструировали этот шедевр на основе своих представлений о красоте и гармонии. Природные ландшафты угрюмо и беспощадно подавляются дикой мощью Эльбруса на десятки километров от центра вулкана. Рукотворные фрагменты других ландшафтов этих мест, любовно, бережно, осознанно выбранные и привитые здесь русскими людьми за последние два века нуждаются в постоянной заботе и защите. Они сознательно отражают на себе ландшафтные особенности гигантской страны. Сочетание слепой силы и хрупкой красоты создает нечто новое по качеству, смыслу и форме. Взывает к молитве.

Природные ландшафты предгорий Кавказа сами по себе, в своей первозданности, не вызывают эстетических восторгов. Монотонные складки предгорной местности со скудной, невыразительной растительностью утомляют, вызывают скорее скуку, чем восторг и если бы не незримое присутствие над всем этим двуглавого Эльбруса, то ничего бы здесь не происходило и не обнаруживалось.

Восторги и резонансы ума и сердца начинаются на тропах парка при восхождении по различным маршрутам к малому и большому сёдлам, как называют местные жители ближние горные вершины. В парке нередко можно встретить людей всех возрастов, которые идут и поют сами по себе, не могут не петь. Терренкур Кисловодска является уникальным явлением культуры, рукотворным проектом, преобразившим местный природный ландшафт. Проект преобразил и людей, сообщил им нечто, что возвышает их достоинство, вызывает законную гордость за самих себя и дела рук своих. Архитектура терренкура с его многочисленными маршрутами и смыслообразующими насаждениями маленьких, изящных мини-парков, где представлены практически все виды деревьев, растущие в России создали новое качество жизни. Здесь результаты творчества нескольких поколений русских офицеров, докторов, ботаников, лесников, специалистов других отраслей знаний синхронно переросли в мощный акт системного воздействия на духовную, душевную и интеллектуальную суть человека и саму Природу. В сочетании с таинственным величием и мощью Эльбруса этот крохотный оазис человеческой культуры наводит на размышления о существовании неразрывной связи между этими двумя тайнами. Бездушная мощь Эльбруса нуждается в человеке, в соединении с его хрупким бытием. Здесь возникла незримая, потаённая граница между силой и совершенством, мощью и красотой. На границе, как известно, стреляют без предупреждения.

 Без человека Эльбрус теряет смысл. Здесь это становится очевидно каждому. Вся его красота и мощь превращаются в цирковое представление, обман, иллюзию, балаганчик, если нет авторского надзора Творца за ландшафтом. От этого зависит многое в этом мире, сама суть его зависит от того, кто пытается постичь её, утверждается первородное право человека на Эльбрус.

Сначала было слово…

Природный и рукотворный ландшафты спорят друг с другом и никогда не разрешат этого спора. У природы нет цели, одна только мощь и яростная термодинамика, направленная к угрюмому и бессмысленному финалу рассеивания всего сущего в небытие. У рукотворного ландшафта целью является мечта человека о замысле Творца, о покое и гармонии, поиска смысла для оправдания своих трепетных и неясных надежд. Для реализации мечты нужна мощь и энергия, которая может быть заимствована  у Эльбруса. Проблема состоит в согласовании интересов и рисков.

У Эльбруса нет интересов, как их нет у Творца. Творец сам в себе является целью и интересом, бытие его находится за пределами времени и пространства, потому он непостижим ни Эльбрусом, ни человеком из плоти и крови. Да и риски чужды для Творца по этим же причинам.

Поэтому мы остаемся с Эльбрусом в одиночестве, спаянном очевидностью непересечения интересов и целей, смыслов бытия неживой природы и трепетного существа из плоти и крови, в которого Творец вдохнул часть самого себя и породил тем великую тайну. Он же оставил завет о том, что всё тайное становится явным, дал нам надежду на познание Его воли.

Нам остаётся, следуя Творцу, вдохнуть наш дух в Эльбрус, сообщить ему часть тайны в обмен на его мощь и силу. И тогда мы вместе преодолеем одиночество, человеческая мечта обретёт энергию для своего воплощения, а Эльбрус перестанет быть таинственным сфинксом непредсказуемой угрозы, станет нашим союзником и помошником.

 У Природы и Человека возникнут, наконец, общие горизонты надежды и однажды мы вместе с седым Эльбрусом приблизимся к заповедному Храму, где сможем приобщиться к Его Замыслу.

 

Владимир Томский